Важная информация: те, кто прочитал до конца все рекомендованные материалы, перечисленные тут: "Как вылечить наркоманию без врачей и РЦ? Пошаговая инструкция" - бросил наркотики.

Попробуй и ты! Это работает, независимо от срока употребления и вида наркотиков.

Print Friendly, PDF & Email
 


Как же ярко в этой главе показано стереотипное мышление людей, которые просто понятия не имеют, что же такое наркомания… Как же искренне автор называет наркомана — существо…

И как искренне она не понимает, что последствием её резкого ухода стало САМОУБИЙСТВО парня. Она называет это просто смертью от «передоза» и на этом глава кончается.

Содержание статьи: 

Немного об отношении общества к наркомании

Но, любой опийный наркоман засомневается в случайности. Герой главы не был измождён и болен на тот момент, чтоб не рассчитать воздействие привычной дозы. Он имел стаж употребления три года и прекрасно знал, сколько его организму можно употребить. Но уколол столько, что «нечаянно» умер. 

Да, безусловно, Юлия Шилова повела себя тогда правильно(это автобиографическая книга). Она использовала разумные доводы, чтоб сказать этим отношениям твёрдое «нет». И тут ОНА права. Единственное, лучше бы она всё это сказала сама себе, а ему преподнесла более мягкую версию, вплоть до того, что нашла другого парня и может быть, тогда бы не случилось передоза…

Но, откуда она могла знать, как строить диалог с больными наркоманией, если этому нигде не учат? Откуда ей, юной девушке, было знать о статистике самоубийств на почве наркомании?

Да, Юлия была права в том что ушла. Но, она — то просто девушка и ей не стоило бы связывать свою жизнь с человеком, плотно сидящим на «игле». К сожалению, именно также реагируют жёны, которые имеют от наркозависимых детей и клялись при бракосочетании быть вместе и в горе и в радости… Так реагируют многие матери, братья, сёстры… 

Такое мышление они пропагандируют и несут в массы, подкрепляя всё это логичными доводами и перечислением ПОСЛЕДСТВИЙ употребления, а именно: враньё, подлость, агрессию, слабоволие. Они ставят эти вещи  на первое место и называют их ПРИЧИНОЙ

Но, ведь, это подмена понятий. Это элементарное нежелание помочь и вникнуть в проблему. Наркомания — проблема не одной отдельно взятой семьи, а общества, которое возвело наркоманию не в ранг психической болезни, а в ранг просто вредной привычки, от которой наркоман НЕ ХОЧЕТ избавиться.

Даже сами наркоманы не осознают, чем же чревата наркомания и что, на самом деле, у них дало сбой. 

Нет пропаганды того, какие психологические процессы происходят из-за употребления. Зато есть жуткие картинки опустившихся наркоманов, снимки их гангрены… Кого это может напугать, если понимать то, что основная беда наркомана — САМООБМАН, КОТОРЫЙ ВКЛЮЧАЕТСЯ ПОСЛЕ ПЕРВОГО УПОТРЕБЛЕНИЯ??? Где же логика у этой пропаганды? 

Любой психиатр в курсе, что такое самообман. Но отчего -то пропагандируют ПОСЛЕДСТВИЯ и упорно перечисляет то, что случается потом.

А вот на чём замешана эта невозможность вырваться из порочного круга — не освещается… И это всё равно, что мазать угреватую кожу кремом, при этом игнорируя гормональные сбои, плохо функционирующую печень, кишечник, то есть, что есть ПРИЧИНА угрей. 

1

Именно потому так мало излечившихся. Именно потому наркозависимые не имеют возможности вырваться из плена психозащит и начать говорить правду. Их осуждают, клеймят и тычут им в глаза — следствие их болезни.

Знаете, на самом деле это всё равно, что стоять перед раковым больным и отчитывать его за то, что он не смог достаточно хорошо ухаживать за своими волосами и остался лысым. 

Отчего так — не очень понятно. Мы не верим в то, что это от незнания. Скорей всего это оттого, что если освещать проблему ПРАВИЛЬНО, многие люди, которые имеют кусок хлеба на лечении этого недуга — потеряют в деньгах. Поэтому помалкивают и загадочно вещают: вам поможет только профессиональная помощь и сеансы психотерапии. 

Сеансы психотерапии — непозволительная роскошь для наркозависимого и его семьи. Чтоб от них был настоящий эффект, это должны быть транзакционные терапии длиной не меньше года. Почему же не указать больным самостоятельный путь излечения и не нести его в массы также яростно, как рекламу реабилитационных центров?

Как же клятва Гиппократа, люди? Неужели капитализм — наше всё? 

И это страшно. 


Глава из книги  «Слишком редкая, чтобы жить, или слишком сильная, чтоб умереть»


.

Мой первый взрослый кавалер оказался наркоманом. Высокий, красивый парень, с которым у меня закрутился бурный роман, временами вел себя странно, а я все никак не могла понять, почему. Он почти ничего не ел, постоянно хотел пить, да и глаза у него вечно были красные. Мог ни с того ни с сего заснуть на несколько минут прямо в кинотеатре. Настроение у него быстро менялось, но чаще он был вялым. Его пассивность меня, девчонку, из которой энергия бьет ключом, просто убивала. А еще я очень удивлялась, что даже в сильную жару он носит рубашки с длинными рукавами и какие у него неестественно широкие зрачки, причем независимо от настроения. Отрешенный взгляд и чересчур замедленные движения. Временами казалось, парень пьян, но запаха алкоголя не было.

Однажды в гостях мой кавалер ушел на кухню, и я пошла следом. Он попросил меня вернуться к друзьям и сказал, что ему нужно побыть одному. Я сделала вид, что ушла, но вернулась и увидела, как он, сидя на стуле, слегка закатал штанину, спустил носок и стал колоть себя в вену. Мне стало нехорошо, все поплыло перед глазами.

– Витя, ты наркоман, – прошептала я.

Виктор вытащил иглу и отрешенно посмотрел на меня:

– Ну что ты пришла? Я же сказал, что хочу побыть немного один.

3

– Ты наркоман?!

– Да, – он улыбнулся.

– Как же так… А давно?

– Три года.

– Как же ты… почему не сказал?

– Зачем тебе?

– Как же так? Я должна знать.

– Это абсолютно нам не мешает, я просто так расслабляюсь.

Учитывая, что у Виктора уже не за горами армия, я тут же подсчитала в уме, что он колется со школьной скамьи.

– А почему ты колешь в ногу? – Не знаю, зачем я задала этот дурацкий вопрос, и так все ясно.

– Потому что уже нигде места нет. Сплошные узлы, – спокойно ответил он.

– А почему ты мне раньше ничего не сказал?

– Боялся тебя потерять, – честно признался он.

– И что же, ты считаешь, я буду продолжать отношения с наркоманом?

– Ну не оставишь же ты меня погибать, – самоуверенно произнес Виктор. – Если будешь со мной, обязательно брошу.

Я испугалась не на шутку и поняла, что должна освободиться от него как можно быстрее. Зачем мне человек, которому жизнь не нужна?! Наркотики забирали у Виктора остатки воли, стремления и упорства.

Он постоянно кололся. Когда мы были вместе, просто говорил, что ему нужно отлучиться на несколько минут, и я понимала, что ему необходимо сделать укол. При этом он еще и умудрялся курить траву. Иногда у него возникали зрительные галлюцинации, иногда депрессии. Он часто повторял, мол, если мы будем вместе, он обязательно выкарабкается. Клялся, божился, но не бросал наркоту. Умолял меня помочь справиться с этой заразой, просил не оставлять его на погибель, вызывая во мне сильную жалость. Но я понимала: ЭТО НЕ ДЛЯ МЕНЯ. Я отчетливо осознавала: наркоман – это такое существо, которое ради наркотиков пойдет на все. Он погубит не только свою жизнь, но и жизнь тех, кто его окружает.

Самое ужасное, что Виктор отчетливо понимал, какой конец его ждет, но почему-то решил, что избавить его от этого смогу только я. Получается, что ответственность за свою жизнь он переложил на мои хрупкие плечи. Причем на вопрос, когда именно он бросит наркотики, сказать что-то определенное Виктор не мог и произносил только одно-единственное слово: скоро…

Мне стало казаться, что наркотики беспокоят только меня, но не его.

– Закончишь школу, поженимся, и я сразу брошу, – сказал он мне однажды в парке, покуривая траву.

Я слушала его разглагольствования о будущем и думала о том, что замуж за него не хочу. И вот, набравшись смелости, я решила, что пришло время сказать – мы расстаемся. Я хочу, чтобы между нами все так же быстро закончилось, как и началось. Я родилась не для того, чтобы пустить свою жизнь под откос из-за наркомана. В этой жизни он уже сделал свой выбор, а мой выбор – за мной. Несмотря на его ежедневные признания в чувствах, я не испытывала желания брать на себя его проблемы.

– Вить, я не хочу за тебя замуж, – осторожно произнесла я.

– Почему?

– Потому что бывших наркоманов не бывает, и я не хочу угробить свою жизнь. Как бы ты меня ни любил, для тебя наркотики всегда будут важнее.

– Юль, если ты меня когда-нибудь бросишь, я просто тебя убью.

Мне стало не по себе. Я покрылась холодным потом.

– Есть такая поговорка: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Подумай об этом, – укоризненно забормотал он.

– Если бы я подсадила тебя на наркоту, ты бы мог меня упрекнуть, а так…

– Юль, я без тебя жить не буду.

– Витька, не приходи больше ко мне. Мне противно смотреть на твои наркотики и на то, какой ты становишься после уколов.

– Я же сказал: если захочешь, брошу.

– Бог мой, как мне надоело слушать твое вранье! Когда бросишь?

– Когда поженимся.

– К тому времени ты уже внутри весь сгниешь. Да и не хочу я за тебя замуж. Давай разбегаться. В нашем возрасте все забывается очень легко.

– Но ведь у нас же любовь была.

– Какая любовь?! Так, мелочи жизни.

– Мне через месяц в армию. Я хочу, чтобы ты была моей девушкой на проводах.

– Зачем? Все равно не буду тебя ждать! Знаешь, я только одного не пойму. Как же тебя в армию-то берут?! Как ты там без наркотиков будешь?!

– С этим я сам разберусь. Значит, ты меня из армии ждать не будешь?

– Но я же не сумасшедшая – ломать свою жизнь.

– Тогда зачем ты со мной встречалась?

– У тебя же на лбу не написано, что ты наркоман. Я узнала об этом случайно. Ты ведь скрывал! Вить, я хочу наслаждаться молодостью, свободой выбора. Хочу построить жизнь так, как считаю нужным, и в мои планы не входит строить ее с наркоманом. Я не обязана платить за ошибки твоей молодости и беспечной жизни. Если ты стоишь на краю пропасти, то у меня нет желания прыгать вниз вместе с тобой. Что ты можешь мне предложить? Пойти с тобой на дно?!

Я понимала, что нужно действовать жестко, иначе от него не отделаюсь. Я встала и пошла, а он так и остался сидеть на лавочке.

– Юля, стой! – прокричал он мне вслед. – Ты не можешь меня вот так взять и бросить!

– Могу!

– Разве можно бросать больного человека?!

Я шла и чувствовала, как слезы застилают глаза. Последние слова прозвучали как пощечина. Я остановилась и внимательно посмотрела на Виктора. От его жалкого вида защемило сердце.

Со дня нашего знакомства он сильно похудел. Щеки впали, под глазами приличные синяки… А ведь поначалу я пыталась его вытянуть, но уговоры, доводы бессмысленны. Виктор отшучивался, но когда начиналась ломка, он переставал походить на человека – безвольный и злющий, не успокоится, пока не получит дозу.

– Я люблю тебя!

– Наркоманы не умеют любить, – постаралась отрезать я.

Тогда я еще не знала и не могла знать, что нужно было бежать от него сразу, только увидев, как он делает первый укол. Но я все острее понимала, что должна, должна как можно скорее оставить его и выбросить из головы так называемые угрызения совести! Ведь даже если наркоманы не принимают наркотики, психика-то у них измененная. У этих людей очень тонкая душевная организация. Этот мир их ранит. Им не нужны обычные человеческие радости, оттого и частые беспричинные депрессии, уныние и нежелание жить. У них нет воли и мужского «я». Наркоманов практически невозможно вытянуть из этого болота. Выкарабкиваются единицы, а страдают миллионы. Эти люди убивают не только себя, но и своих близких.

Зачем приносить себя в жертву? Кто он мне? Ни ему, ни мне жертвы не нужны. Ему никто не нужен: ни я, ни родители, ни друзья – при нужде все равно на наркотик променяет. Считать, что он бросит наркотики ради меня, – величайшая глупость. Не стоит тешить себя иллюзиями. Не может наркоман отказаться от этого без лечения. У него атрофируются ВСЕ чувства. На роль великомученицы я точно не подхожу.

Я не хотела биться головой в глухую стену. Мои уговоры не действовали, мой кавалер превращался в ничтожество и только и делал, что врал. Стоит ли гробить годы жизни на таких? Наркоманы не живут сами и не дают жить другим. Это большая боль, грязь, слезы. И даже если все закончится победой, буду ли я ей рада? Смогу ли поверить, что он не вернется к прошлому?

Это самая настоящая жалость! Жалость к нему (почему именно он?), жалость к себе (почему именно я?), жалость ко всему миру! Не стоит он того! Мне не о чем говорить с абсолютно равнодушным человеком, не интересующимся ничем и никем, кроме очередной дозы. У меня одна жизнь, и я не хочу ее тратить на бездуховное жалкое существо. Это равносильно бессмысленным попыткам спасти развалившийся карточный домик. У наркоманов нет будущего. Это люди с прошлым!!! Что заставило его попробовать ЭТО? Нужда? Нет такой нужды, чтобы добровольно колоть себе вены! Интерес? Тогда о каком интеллекте речь, если у человека не хватает мозгов понять, что из ЭТОГО не вылезти!

В тот момент, когда Виктор встал с лавочки, я развернулась на сто восемьдесят градусов и пошла прочь быстрым шагом, а затем не удержалась и побежала…

В армию он так и не пошел. Этой же ночью умер от передоза…