Мефедроновый наркоман

Зовут меня Елена, мне 45 лет, моему сыну 25 лет. Он мефедроновый наркоман, употребляет с 2017 года. Я долго не замечала его зависимость, так как мы жили отдельно Общались только по телефону.Я приезжала в отпуск домой и вроде как все нормально было.  Это я сейчас понимаю , что тогда он только начинал и мог делать это редко . Но потом он стал часто просить денег, говорил что не хватает зарплаты. У него девушка была, она не работала и я так думала что поэтому и не хватает  денег. Деньги присылала, но через день два  просил снова. Приехав в очередной отпуск Когда я увидела сына мне стало не по себе. Он всегда был в хорошей спортивной форме, всегда любил одевается красиво и опрятно. А тут весь худой, лицо бледное, и вещи на нем давно не стираны. И какой то суетливый в глаза не смотрит.

Утром когда он спал я взяла телефон и прочитала его переписку.У меня был день рождения в этот день, в это же день прочитав все его Сообщения я умерла, нет, тело мое ходит на автомате, из меня душу достали. Я не могла поверить что это происходит с моим сыном, что это присходит с моей семьёй. Сказала все ему, он не отпирался, но от помощи специалистов отказался, сказал справится сам. Пытался держаться и опять срывался. Потом согласился ходить к психотерапевту, но результатов никаких, опять сорвался. А пять месяцев назад потерял работу из за наркотиков. Живет сейчас с нами. Из дома ничего не уносит. Судимости не имеет. Наркотиками не торговал. Сын обычный человек. Страха перед людьми в форме не имеет. Детей нет. К нам относится хорошо, постоянно просит прощение. О его наркомании знают только близкие. Сколько мы все пережили ,за это время как узнали о его зависимости. Сколько было слез и мольбы и отчаяния. Эту боль душевную  не передать словами.

Вместе с детьми наркоманами погибаем и мы — родители,  за два года как я узнала всё,не было не одной минуты чтобы я не думала об этом.Эти муки не пожелаешь  даже самому злейшему врагу. И вот три дня назад сын сам попросил о помощи, сказал что не может больше так жить.

Я согласна что наше поведение очень важно для его выздоровления.

Сегодня мы проводили его в реабилитационный центр Нонарко, Санкт-Петербург

2 комментария:

  1. Петя сказал:

    Россия, Город Владивосток.Карьерная22 ,4 этаж Девушка полная,На вид 23-25лет ,Длинная челка,Зубов передних нет.Распросироеяет тяжелые синтетические наркотики Кристал,( Ск)
    Зовут Валерия

  2. Полина сказал:

    Сын учился на медика в Москве, жил у моей сестры, так как я живу далеко. На первом же курсе начал употреблять лирику. Моя сестра заметила, но мне не сказала, пожалела. Пыталась его уговаривать, ругать, контролировать. Когда я прилетела к ним в гости, то увидела, как сын не может попасть вилкой в тарелку. Его дергало, но он сказал : «Мама, у меня признаки эпилепсии. Я болен.» Я испугалась, поверила, но что-то подтолкнуло провести тест на наличие наркотиков в крови. Три отметки на тесте показали положительный результат, я не помню, что именно, тогда мало разбиралась.
    Я стояла на кухне, железной шумовкой доставая вареное яйцо из кастрюли, когда увидела тест. Спросила сына, что это, на что в ответ он рассмеялся. И я избила его железной шумовкой. Я кричала и била его по голове, по лицу сына текла кровь, я понимала, что делаю какой-то ужас, но не могла остановиться. Мне было жаль в этот момент не его, а себя. Работая учительницей в горах Дагестана, зарабатывая гроши, я отправляла все деньги сыну, чтоб он ни в чем не нуждался. Не могла позволить себе мясо или колбасу к столу, экономила, шторая носки и трусы. А в ответ получила ухмылку.
    На следующий день я отправилась в вуз, рассказала его куратору правду и попросила помочь. Сыну дали академический отпуск, мы приехали в горы, где сын находился год. Я поручала ему ходить за животными, кормить их, чистить сарай от навоза. Мне казалось, что так он поймет, что жизнь в селе не сахар, что ему надо отучиться и получить образование, чтобы не жить так тяжело, как его родители.
    Весной к нам пришел участковый, ( тут я узнала, насколько лживыми бывают представители органов власти. Ведь до того дня я считала, что » моя милиция меня бережет»). Участковый сказал, что начальник милиции хочет видеть моего сына по поводу призыва в армию. Муж поехал в райцентр с сыном на нашей машине, так как участковый ушел по своим делам. Оказалось, что в 5 вечера начальника милиции нет на работе, что никто сына не вызывал. Они покрутились у полицейского участка и приехали домой. Участковый позвонил и стал кричать на моего мужа, что надо было дождаться, чтобы он сам забрал сына из дома, что зачем муж поехал в отделение и т.д. Темная история. Просто оказалось, что на развалинах собирается местная молодежь и курит анашу. И в этой компании оказался наш сын. Его судили за употребление анаши и отштрафовали на 5000. Было ли это законно, или участковый на этом зарабатывал баллы, ведь остальных курильщиков он так и не поймал. Короче, год затворничества не дал своих плодов, сын поехал на учебу и продолжил употреблять. Затем была армия, на которую я возлагала большие надежды. Но в армии ребята чистили плац от травы, подметали осенние листья, убирали снег… Странная служба во время ковида, когда солдаты только занимались уборкой. А сын продолжал наркоманить. Он иногда просил денег по мелочи. На новый год, на день рожденья… Сейчас он работает на скорой помощи, иногда мы проводим тест. Тест отрицательный. Но случайно заглянув в телефон сына, я узнала, что он носит с собой флакон с чужой мочой. Поругала его. Обиделась. Сказала, что мне стыдно быть его мамой. И перестала звонить, разговаривать, спрашивать как дела. Через неделю ночной звонок, нам сообщили, что сын лежит на какой то квартире весь в пене и в собственных испражнениях, его трясет и дергает. Скорая откачала его, привела в чувство и мы привезли сына домой. Он спал три дня. Вставал только в туалет. Иногда его рвало. Какую гадость он принимал, никто не знает. С его слов , он «только пил махито». Молчит, ест, смотрит телевизор, хамит, огрызается. Мы все время ссоримся, я перехожу на крик, а он радуется. Вижу, что провоцирует специально, но ничего не могу с собой поделать. Никуда не рвется. Ничего не ищет. Тупо лежит и ждет чего-то. На работе открыли больничный. Не знаю, что делать и как дальше быть. Заявил: » Ты сломала мою жизнь». А у меня мысль, что сын испоганил мою жизнь. 7 лет я жду чего-то. Верю на слово. Потом он срывается и я плачу. Или попадается, на анализе. Принимает мефедрон, это то, что я знаю. Что мне делать дальше? Будет ли правильным забрать его домой с работы и держать его тут как пленника?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *