Сколько живут наркоманы с ВИЧ?

что такое вич

Сразу – ответ на вопрос.

Первое, что необходимо уяснить для понимания всего, что я напишу дальше – с ВИЧ живут долго. При должном соблюдении всех правил – не один, не два и не три десятка лет.

Но, несмотря на то, что ВИЧ (Вирус Иммунодефицита Человека) является, на сегодняшний день, одним из самых широкоизученных (сам его портрет в интернете чего стоит), а официальные сообщения о нём моложе некоторых, особо прилежных, его носителей, широкому кругу людей необходимая информация доносится абы как. Ввиду этого большая часть населения толком ничего о нём не знает, а то, что знает, на поверку оказывается передёргиванием и полуправдой, либо и вовсе выдумкой.

Ни о том, как ВИЧ проще всего передать, ни о том, насколько эффективно купируются («залечиваются») его проявления, ни о том, сколько лет с ним живут – люди, подчас, абсолютно не в курсе, а ликбезу в этом вопросе предпочитается запугивание, как и в случае с наркоманией. А мы все на примере нашего необъятного постсоветского пространства видим, к чему это приводит – к тому, что число людей, которых заболевание затрагивает, становится год от года всё больше и больше.

Три самых опасных мифа о ВИЧ, порождённые самим обществом.

Итак, для начала, три наиболее опасных мифа, которые окружают ВИЧ. Стоит заранее сказать, что крутятся они вокруг того, что большинство больных ВИЧ-инфекцией – наркоманы (что, по большей части, так и есть, но в народной агитации прочих факторов, как будто бы, и вовсе не существует):

  1. ВИЧ – болезнь торчков. Ровно такой постулат вколачивается в неокрепшие детские головы со школьной скамьи (вспомните, наверняка каждому читалась лекция по этому поводу), в результате чего у школьников и подростков складывается ложное представление, будто не наркоманы лишены даже мнимой вероятности подцепить эту заразу. То, что путей передачи у ВИЧ – больше двух, либо вообще не озвучивается, либо касается одним-двумя предложениями. Из первого логичным образом вытекает второй миф, который гласит, что…
  2. Раз я – человек приличный, мне бояться нечего. Эту байку люди, чуть подросшие с прошлого пункта, уже вколачивают себе в головы сами, под приличием подразумевая отсутствие наркомании в своей истории. Звучит, вроде, логично: раз наркоманы – большая часть больных, то, если я не колюсь, можно и не париться, это ж «про этих там, какая разница?» (с). Действительно, нет ВИЧ ни среди врачей, ни среди заключённых, ни среди доноров… Это – только и только наркоманская болячка, нас так в школе учили. А венчает это всё – заблуждение о том, что…
  3. ВИЧ – приговор. Неизлечимая и неостановимая катастрофа, которая рано или поздно застанет тебя в кровати, гниющего, воняющего и страшно заразного. Много раз говорилось здесь, что, признание проблемы нерешаемой – автоматически опускает руки даже тех, кто действительно хочет с проблемой бороться и себя лечить; а шансы наладить хоть какую-то социализацию при столь дикой дремучести населения – почти никакие. На ВИЧ-инфицированных брезгливо смотрят в детсадах, школах, универах, больницах… везде, где об этом могут узнать. Ровно по этой причине на уровне животного рефлекса больные люди скрывают факт своей болезни до последнего… До момента, например, пока «случайно» не заразят своего партнёра. Или с ужасом, забив к чертям на АнтиРетроВирусную Терапию (АРВТ) ещё лет пять назад (столько таблеток, желтуха вылезает, да на кой чёрт?), не обнаружат в себе всего лишь сотню-другую клеточек на микролитр крови, знаменующую стадию СПИДА (уже неизлечимую).

Всё это, при ближайшем рассмотрении хотя бы с учебником инфекционных болезней в руках (голову на плечах тоже иметь неплохо, но можно и без неё обойтись) разбивается в щепки. По пунктам:

  1. Первое было бы правдой исключительно в том случае, если бы наркоманы жили за каменной стеной вдали от нас и ни с кем бы не контактировали. Даже опиатные наркоманы (а в связке с ВИЧ чаще упоминаются именно они, потому как они в разы чаще других «собратьев» прибегают к инъекционному употреблению, да и на правила приличия вроде индивидуальных шприцов им глубоко насрать, что при «нахлобучке», что в эйфории) имеют семью, соупотребителей, лояльных друзей, в конце концов, иногда даже – коллег по работе. Само собой, при любом социальном взаимодействии, вместе с наркоманом, опасности подвергаются и окружающие его люди. Так что, думать, что заболеть ВИЧ-ом невозможно, если ты не употребляешь наркотики – считать себя супергероем с бессмертием. Возможно, ещё как. Многие люди вокруг вас скрывают до последнего факт заражения, чтобы от них не шарахались, как от псов прокажённых! Некоторые – даже делят с кем-то постель, всё так же замалчивая свою болезнь. Подумайте, стоит ли переходить с новым партнёром не незащищённый половой контакт, если вы встречаетесь пару месяцев? Да что вы можете о нём знать за это время, кроме того, о чём он же вам и рассказал?
  2. Второй миф бьётся об абзац выше. Бояться есть, чего, поверьте. Даже, если ты «чист» и за тобой не водится никаких грешков. Да, зафиксированы случаи, когда незащищённым половым путём внутри отдельной семейной пары ВИЧ не передавался годами (а всё потому, что, в сравнении с кровью, концентрация вируса в сперме и влагалищном секрете в сотни раз меньшая). Да, через слюну риск заражения ещё меньший, чем через другие биологические жидкости (поэтому, если вам плюнул в лицо наркоман на улице, не спешите накладывать на себя руки). Но нет, низкая вероятность не означает её полного отсутствия, и нет, цифры не настолько малы, чтобы ими можно было пренебречь, как в школьной задачке.
  3. Что до третьего мифа, то тут, как раз, даёт о себе знать общественная привычка говорить полуправду. С позиции современных достижений медицины, слова «ВИЧ – это всё» не выдерживает вообще никакой критики.

Лекарства, позволяющие задавить ВИЧ до того состояния, чтобы он вообще не обнаруживался в крови, уже давным-давно изобретены (и не в единственном, к слову, экземпляре!), и сами эти лекарства даже для прибитого наркотиками организма вполне терпимы (что уж говорить о тех, кто заразились случайно и сразу же ломанулись в СПИД-центр!), поэтому приговором ВИЧ становится только для совсем уж конченых людей на поздней стадии (собственно, на стадии СПИДа, то бишь, приобретённого иммунодефицита, когда в койку свалить может даже банальная простуда, и люди перекрещиваются от каждого случайного чиха).

Также в группу риска (тоже огромную) попадают те, кто забивают на обследования. Казалось бы, ничего сложного – ну сдавай ты раз в полгода анализ (у тебя заодно из той же пробирки могут взять кровь и на десяток прочих инфекций, если врачей об этом попросить),  но нет же, это же не про меня, я же нормальный!

Понимаете, к чему приводят подобные мифы? К тому, что здоровый (до поры, до времени) человек предпочтёт наглухо игнорироватьсуществование такой потенциально значимой для него проблемы, чем будет оставаться настороже.  Зачем защищённый секс здоровым людям? Зачем сдавать анализы по плану и в срок? Зачем фотографировать лёгкие раз в год?

К слову, девяносто процентов больных туберкулёзом лёгких, у которых процесс виден на снимках – наркоманы, заражённые ВИЧ. То есть, эпидемиология туберкулёза такова, что он стал симптомом ВИЧ-инфекции!  

Вот так и живём. А потом хватаемся за головы в кабинетах, узнав ошеломляющую новость.

Что до наркоманов – они за помощью не идут даже тогда, когда прекрасно о своей болезни знают (благо, доблестная полиция не торопится сажать тех, кто сознательно распространяют заболевание половым путём – есть и такие). Почему? Да потому, что под дозой им на это наплевать. Наплевать даже на то, что, бездействуя, они превратятся в хилых гнилых овощей, жизнь которых кончится с кучей трубок во рту, члене, заднице, венах; глазами навыкате, бессознательным мычанием вместо речи… Помимо проблемы ВИЧ-инфекции, им наплевать и на проблему туберкулёза, безработицы, собственной нищеты, заблёванной и засранной мебели…

Им не похер только одно – «уколоться и забыться». Всё.

Ещё они сидят дома (если этот дом у них есть, что тоже не всегда), потому как в госпредприятиях наркоманы напарываются исключительно на презрение (а о том, насколько презрение для наркоманского эго губительно, можете узнать из других здешних статей), поэтому загнать в больницу даже «остепеняющегося» — дохлый номер. На каждом этапе социализации наркоман – даже приемлемо выглядящий и не запустивший себя до рассыпающегося тела – будет встречать только отвращение. Нисколько не скрываемое.

Поверьте, в том состоянии глубокого эмоционального самобичевания, в котором наркоман пребывает чуть ли не каждый день в моменты кумаров, он предпочтёт гнить дома, заражая окружающих и превращая их жизнь в кошмар (тем более, на это им тоже насрать), чем довольно согласится наблюдать и выслушивать этот бесконечный и несдерживаемый поток унижений, зуботычин, брезгливости и мерзости в свою сторону.

Ну, в таких мы реалиях живём. 

Наркоманы попадают в инфекционные больницы только под внешним воздействием (сдали родственники, например), либо уже тогда, когда совсем всё плохо (ситуация: «привезли полумёртвого с лихорадкой и гнилым кадыком, а наутро он помер окончательно» — обычное дело). 

Что в итоге?

Повторюсь, с ВИЧ живут долго. Даже бывшие наркоманы, при условии, что ходят ко врачам, следят за вирусной нагрузкой и не отлынивают от ежедневной горсти таблеток. В этом случае, умрут они от чего угодно, только не от СПИДа (а ни к чему другому ВИЧ-инфекция не приводит). Наркоманы же действующие  – загнивают за несколько лет, потому как подавление иммунитета даже у «чистого» опиюшника происходит просто чудовищное, а в сочетании с приобретённым иммунодефицитом, сопротивляемость болячкам никакущая в квадрате.

И то, пара лет — если повезёт. А с точки зрения статистики, везёт очень мало кому, если есть вопросы по лечению наркомании, напишите свою историю сюда

 

Статья отредактирована 7 сентября, 2021 в 18:44

Комментарии (3)

  1. «СПИД на ранних стадиях…»

    Ну это же дилетантство откровенное, господи. Какие стадии у СПИДа, когда СПИД — финальная стадия ВИЧ-инфекции? Зачем портить сайту репутацию и писать ровно такую же обобщённую ересь, как на всяких помойках частных РЦ? Удалите этот ужас, я вам нормальную статью напишу на эту же тему… без односложных абзацев и размытых формулировок.

  2. Дополню свой отзыв: у человека также гепатит с, вёл беспорядочные половые связи, курил, выпивал иногда. Периодически, при прояснении сознания занимался спортом.

    С 85-90 кг похудел до 50 кг при поступлении в больницу. До этого 2-3 месяца почти без перерыва марафонил. Жажда жизни необычайная, чувство эмпатии нулевое 🙂 Все кто знакомится считают его лапочкой, у которого такая сложная жизнь и не понимают почему такое сокровище осталось одно на всем белом свете. Однако все эти знакомые проскальзывают как песок сквозь пальцы надолго не задерживаясь, так как врет человек постоянно и по любому поводу. Наверное это побочка или уже стиль жизни. Умственные способности не потерял, чуть стала хуже память, но и то это видно тем кто его знал. Так же умственные способности остались на уровне выше среднего. Не агрессивен как под долой, так и в сознании. Проявляет силу воли к жизни и учится заново ходить несмотря ни на что.

  3. Сколько живут наркоманы с вич, знаю одного уже 20 лет

    15-16 лет — употребление наркотических средств. Мать алкоголичка, была лишена права воспитывать ребёнка. Ребёнка воспитывала бабушка, которая с ним не справлялась. С 1 класса очень хулиганистый, постоянные жалобы из школы.
    16-18 лет работал и перманентно принимал наркотические вещества, героин инъекционно.
    18 лет — военный призыв.
    20 лет — выявили вич, демобилизовали из армии.
    В 21 год — убийство, тюрьма на 15 лет.
    34 года — выход из тюрьмы. Очень хорошо выглядит несмотря что сидел в тюрьме.
    34-35 — внешний вид очень цветущий и здоровый.
    35 лет — начал употребление наркотических средств: сначала героин, потом амфетамин и далее перешёл на соль нюхать и инъекционно.
    36-37 — полтора года тюрьмы, грабеж.
    37,5-39 лет — употребление наркотических веществ: соль через нос и инъекционно.
    39 лет — марафоны почти без перерыва, несколько передозов, под действием наркотических средств травма и в бессознательном состоянии поступление в больницу. Отказ ног, пролежни, мочеприёмник, памперсы. Сам в туалет ходить не может, туберкулёз, 4в стадия вич.
    С мая 2020 по настоящее время — нахождение в разных больницах, несколько операций. Отказ родственников от наркозависимого. Поиск связи с бывшими дружками наркоманами. Потеря всех документов. Проявил силу воли, стал ходить немного, но памперсы и мочеприёмник уже пожизненно. Понять где говорит правду, а где врет сложно.
    39 лет сейчас — туберкулёзный диспансер, идти не куда, инвалид, холит с трудом, необходимость в памперсах и мочеприёмниках, а также замене каждый месяц катетера (что может делать не каждый врач). Паспорта нет.

    Итого: возраст 39 лет (скоро 40 будет), стаж употребления — 24 года, вич — 20 лет (с официально поставленного дигноза, а там может быть и в 16 лет приобрёл его)

Поделитесь своим мнением

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *